Форма входа

Поиск

Календарь

«  Декабрь 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

Погода

Казьминское 

Казьминскому - 151

Статистика

Статистика ucoz

Социальные сети

Полезные ссылки





Суббота, 15.12.2018, 11:04
|Приветствую Вас Мимолётный посетитель | RSS

ИСТОРИКО-КРАЕВЕДЧЕСКИЙ МУЗЕЙ
            МОУ СОШ №16 с.КАЗЬМИНСКОЕ            
Главная | Мой профиль | Выход | Вход

История церкви с.Казьминского (1917-1991). Назарова Е.А., Котов С.Н.


ВЗАИМООТНОШЕНИЯ ЦЕРКВИ И ГОСУДАРСТВА В ХХ ВЕКЕ

(НА ПРИМЕРЕ ИСТОРИИ ПРИХОДА ЦЕРКВИ ИОАННА БОГОСЛОВА с.КАЗЬМИНСКОЕ КОЧУБЕЕВСКОГО РАЙОНА СТАВРОПОЛЬСКОГО КРАЯ)

 

 

НАЗАРОВА Е.А., КОТОВ С.Н.

МОУ СОШ №16 с.Казьминское Кочубеевского района Ставропольского края

 

 

В настоящей публикации рассматриваются некоторые особенности взаимоотношения государства и церкви в советское время и то, как они отразились на жизни православной общины села Казьминского. Период с 1917 по 1991 гг. считается наиболее сложным и драматичным за всю историю существования Русской Православной церкви.

История прихода рассматривается в соответствии с распространённой периодизацией политики государства по отношению к православной церкви. Так, выделяются 1917-1943 гг. - как эпоха преследования верующих (период «воинствующего безбожия» и антирелигиозного террора); 1943-1958 гг. – период смены курса государства в отношении церкви («огосударствление» церкви); 1958-1964 гг. период обострения государственно-церковных отношений («хрущёвские гонения»); 1964 - 1987 гг. – продолжение антицерковной политики; 1987-1991- период потеплений государственно-церковных отношений и церковного возрождения. (1)

Приход Казьминской церкви ведёт свою историю с 1869 г., когда в селении был обустроен молитвенный дом и прибыл первый священник - Павел Лебедев.

В 1917 году произошли события изменившие политическую обстановку в России. Февральская революция сняла многие препоны в претворении в жизнь принципа свободы вероисповеданий. Временное правительство приняло закон «О свободе совести», в котором свобода совести рассматривалась как свобода вероисповедания. Ранее гонимые исповедания (молокане, баптисты, адвентисты и др.), имевшие своих последователей и в селе Казьминском, получили широкие права. Их преследования прекратились. Было восстановлено патриаршество.

С приходом к власти осенью 1917г. большевики получили исторический шанс реализовать свою церковную программу – построения светского государства. Отношение большевиков к церкви наглядно раскрывалось в первых советских законах. По декрету о Земле духовенство было лишено прав на земельную собственность. Комитет бедноты, созданный в Казьминском, практически сразу принялся за раздел земли, принадлежавшей священнослужителям. Это были 99 десятин земли, выделенной церкви по приговору сельского общества ещё в 1869 году. В 1918г. советское правительство провозгласило отделение церкви от государства и школы от церкви. Однако, на Кубани и Ставрополье в 1918-1920 гг., в условиях Гражданской войны, планомерной работы по воплощению декретов в жизнь не проводилось. Лишь после окончательного установления Советской власти, в 1920 году, их реализация началась в полном объёме. Так, до начала 20-х годов, по воспоминаниям старожилов, священники всё ещё преподавали в учебных заведениях села, но затем они были отстранены от воспитания детей. Духовенство более не выполняло регистрации актов гражданского состояния. Всё церковное имущество объявлялось «народным достоянием» и переходило в пользование верующих. Высказывания В.И.Ленина о конкретных методах и формах борьбы с религией, Церковью и духовенством были противоречивы. С одной стороны, он призывал сражаться «чисто идейным» оружием против «всякого оскорбления чувств верующих, ведущего лишь к закреплению религиозного фанатизма». С другой – был сторонником вскрытия мощей святых, что сильнейшим образом оскорбляло эти чувства. Ленину также принадлежат слова, высказанные в 1922г. в связи с изъятием церковных ценностей: «Чем большее число представителей реакционного духовенства…удастся нам по этому поводу расстрелять, тем лучше. Надо именно теперь проучить эту публику так, чтобы на несколько десятков лет ни о каком сопротивлении они не смели и думать». (2)

Новые власти очень скоро перешли на позиции «атеистического государства», нетерпимо относящегося к любой форме религиозных воззрений. По всей стране начались массовые изъятия церковных ценностей. Объяснялось всё необходимостью помочь голодающим Поволжья. В Казьминском был создан специальный Комитет помощи голодающим. Его председатель — предкомпомголод, распределял партии беженцев среди жителей села. «Десять сытых должны накормить одного голодного» - таков был лозунг.(3) Свидетель тех событий – И.Дмитренко, автор книги «Казьминские зори», писал, что Ставрополье голодало, а в нашем селе «ели белые булки». В этой связи изъятие «ценностей» у сельской церкви вряд ли можно оправдать лишь благими намерениями. (4) Духовенство подвергалось репрессиям. Среди таковых и священник казьминской церкви Илия Романович Сюсюкайло. Он служил в церкви села Казьминского Армавирского округа с 1917 года. Священник был арестован в сентябре 1929 года и по постановлению Трибунала ПП ОГПУ в Северо-Кавказском крае от 27.02.1930г. был приговорён к 10 годам лагеря. (5)

Леонид Николаевич Польский, сын казьминского священника, вспоминал: «Люди опасались лишний раз выходить со двора. Комиссары на тачанках носились по улицам села, всем видом демонстрируя — у кого нынче власть. Особенно кощунственным выглядели скачки вокруг церкви. Распоясавшаяся молодежь развешивала кумачовые транспаранты на церковных стенах. Кричала, что Бога-де нет! Частыми стали ночные разбои. Владыка даже позволил отцу в доме держать ружье, чтобы отпугивать непрошеных гостей…». (6)

Революционное поколение вместо церковных праздников учредило свои «пасху» и «рождество». Рушились традиционные устои, менялись нравы. В начале 20-х годов, по свидетельству Л.Н.Польского в Казьминском при участии заезжих товарищей, было организовано общество «Долой стыд!». Сбросив с себя «оковы самодержавия» и «мирового капитала», «продвинутая» молодежь вздохнула свободно и занялась самовыражением. Правда, просуществовало это общество недолго. После первого же марша обнажённых тел по селу с транспарантами и лозунгами - «Революция дала нам полную свободу!» - жители поколотили всех его участников.

Подрывная политика большевиков и собственные церковные настроения вызвали раскол в среде духовенства. В 1920-е годы значительная часть епископата выступила за обновление православного богослужения. Обновленцы переводили службы на современный русский язык, переделывали тексты молитв, вводили новый календарный стиль, признавали женатый епископат. Так появились сторонники обновления православного богослужения — «обновленцы» и сторонники опального патриарха Тихона, находившегося под арестом в Донском монастыре вплоть до своей смерти в 1925г.(7) Обновленцы захватывали храмы, активно сотрудничали с властями. В Казьминском также стало действовать две общины. Обновленцы заняли деревянную церковь. Приверженцы старого обряда — «тихоновцы», вынуждены были обустроить новый молитвенный дом. Находился он на территории 2-го квартала села, в районе перекрёстка нынешних улиц Ленина и Выгонной. Лишь после того, как церковь, в лице митрополита Сергия, в 1927 году выразила лояльность советской власти, церковный раскол был преодолён. Однако массовые гонения на церковь и духовенство усилились. Храмы либо уничтожались, либо в их помещениях организовывались цеха, клубы, склады, квартиры. Монастыри становились тюрьмами, училищами, музеями. Началась борьба с колокольным звоном. Его запрещали, колокола снимали, жгли иконы, книги. Следует отметить, что политика советского государства по отношению к церкви была не стихийным, а планомерным процессом. Система тоталитарного государства включала в себя полный контроль правящей партии над всеми сферами общественной жизни. Церкви места в этой системе не было.

Николай Польский оказался последним священником первой – деревянной - церкви села, построенной в 1876г. Пережив революцию и гражданскую войну, здание церкви было разрушено в середине 30-х гг. Именно тогда отцу Николаю пришлось покинуть село Казьминское. Однако старожилы, воспоминания которых имеются в школьном музее, рассказывали о кротости его нрава, об уроках в министерской школе. Некоторые рассказывали о периоде гражданской войны, когда священник не допустил публичной казни деникинцами нескольких жителей села. Приговоренные к повешению были отпущены на свободу.(8)

До Великой Отечественной Войны Николай Польский служил в Пятигорске. В годы оккупации Кавказа возглавил Временное Епархиальное Управление. Его усилиями были открыты десятки храмов на территории Ставрополья. (9) Со слов краеведа Г.А.Беликова, вместе с сыном Леонидом, к тому времени уже известным журналистом, публиковавшимся в центральных изданиях, отец Николай спас от уничтожения немцами краевой архив. (10) С участием Николая Польского возобновляется благотворительная деятельность Владимиро - Андреевского братства. В оккупированном Ставрополе Николай Польский занимался подпольной работой. При отступлении офицеры НКВД с этой целью даже позволили совершать молебны во славу немецкого оружия.(11) Умер Николай Польский в 1949 году и похоронен у алтаря Андреевского кафедрального собора.

Вместе с о.Николаем с 1907г по 1920-годы службу нёс Пётр Алексеевич Дементьев, в качестве второго священника. После гражданской войны он стал врачом. (12) Труд священников в годы коллективизации оказался невостребованным. В 20-30-е годы происходили массовые закрытия церквей. Судьба же Иоанно-Богословской церкви, как зеркало, отражает судьбу, постигшую Православную церковь в России в целом. Отец Николай покидает Казьминское. Постановление ВЦИК СССР от 8 апреля 1929г. «О религиозных объединениях», отрицало все права церкви как юридического лица. Жизнедеятельность религиозных общин, приходов была взята под жесткий контроль. Этот документ вобрал в себя все негативные проявления политики советского государства по отношению к религии.

У здания сельской церкви снесли купола, а её саму переоборудовали в колхозное зернохранилище (церковь была самым большим зданием в селе). Когда это произошло, сказать трудно. Но есть косвенные свидетельства того, что в 1931 году в церкви ещё велись службы. Или, по крайней мере, звонница была на месте. В один из дней лета 1931 года в селе произошли волнения («бабий бунт»). Крестьяне, в основном женщины, выступили против распашки выпасных земель. По воспоминаниям Л.Нашивайленко, народ собрался на площади по звону церковных колоколов, а затем толпа направилась в поле, где работали трактористы. (13)

В 1935 (?) Казьминскую церковь разрушили совсем. Когда стали ломать стены, сбежались жители села. Пытались отстоять храм, но не удалось. Зачинщиков «беспорядков» арестовали. Старожилы вспоминают, что из церковных досок на местном рынке соорудили торговые ряды. Один из активистов додумался сделать из икон уборную. Кто-то топил ими печи. У одной из «активисток», топившей иконами, «почему-то» загорелся дом. Старики находили этому свое объяснение.

Левченко Антонина Фоминична (1927 г.р). рассказывает, что приказ разрушить церковь получил её отец – Разиилов Фома Шимович. С 1926 года он работал в товариществе по совместной обработке земли «Красный партизан». До 1930г. был председателем Сельского совета хутора Мищенского, входившего в казьминский Сельский совет. С 1930 по 1935 год являлся председателем артели «Красный Гончар» в Казьминском и одновременно был начальником паспортного стола и секретарём партийной организации. Примерно в 1935 году (именно на эту дату указывает его дочь, так как эти события она помнит хорошо - ей было уже 8 лет) отца репрессировали, а семья вынуждена была переехать на Дальний Восток к родственникам. Одной из причин ареста, с её слов, стал отказ отца – партийного работника - участвовать в сносе здания церкви. «Я её не строил, и потому не имею права ломать!». (14)

Церковь разрушили, но ещё долго возвышался в центре села каменный фундамент. Со временем здесь появился холм. А в 1950-х годах, в связи с разбивкой на этом месте парка, его снесли. В фундаменте были обнаружены захоронения. Из них извлекли два гроба с телами священников. По воспоминаниям жителей, тела и в особенности нетронутые годами позолоченные ризы священников хорошо сохранились.

Начавшаяся в 1941 году Великая Отечественная война коренным образом изменила привычный уклад жизни в СССР. Не могло не измениться и положение церкви, отношение к ней Советского государства. Уже первые слова И.Сталина к народу 3 июля 1941г.: «Дорогие соотечественники! Братья и сёстры!» были подсказаны скорее церковной проповедью, нежели марксистской идеологией. Руководство страны начинает пересматривать свою религиозную политику и переходит к диалогу во имя единства верующих и атеистов в борьбе с общим врагом. Митрополитам Сергию и Алексию не препятствуют в распространении патриотических воззваний. Церковь собирает средства на нужды обороны. Почти полностью прекратились аресты священников. Из лагерей к 1943г. освободили 11 архиереев. Сталин и его окружение пришли к окончательному решению о необходимости приступить к нормализации государственно-церковных отношений. Был вновь избран патриарх. Стали повсеместно открываться церкви.

В годы войны храмы открывались, в том числе и на советской оккупированной территории. Крестилось и венчалось население. Однако, несмотря на покровительственное отношение оккупационных властей к православной церкви, идеология фашизма была совершенно несовместима с христианством. Как известно, нацисты надеялись насадить после войны культ личности фюрера с элементами германского язычества. В период оккупации села (с июля 1942 по январь 1943гг.) был открыт молельный дом. В него принесли несколько икон, уцелевших во время разгрома деревянной церкви в 1930-е гг. Приезжал священник, шли службы, крестили детей. Факт его существования подтверждается не только воспоминаниями старожилов, но и архивными документами. В приходском архиве сохранилась опись церковного имущества, датированная маем 1943 года. Таким образом, приход в с.Казьминском возобновил свою деятельность в 1942 г., хотя и без официального юридического оформления.

Официально православная община была зарегистрирована 18 июня 1944г. (15) Здание для молитвенного дома площадью 72 кв.м. было куплено верующими у реки Казьмы. Оно было турлучное. Позднее молитвенный дом был перенесён уже в центр села на улицу Крестьянская. Дом, который построили в 1899г., обложили кирпичом только в 1991г., придав постройке крестообразный вид.

К сожалению, не удалось до настоящего времени выявить имён священников в период с середины 1930-х до конца войны. Известно, что до 1947 г. настоятелем прихода был протоиерей Капитон Рождественский.(16) В архивных документах он упоминается с 1946 г. Его сменил Виктор Терновский. (17) С 1950г. службу нёс протоиерей Михаил Клева. (18) Псаломщиками были Евгений Дубакин (одновременно регент хора) и Николай Кульгускин (с августа 1951г.). (19) Необычайно удивительными были судьбы священнослужителей. Иван Измайлов, назначенный в 1949г. настоятелем церкви, с 1929 по 1934г. отбывал срок в дальневосточных лагерях. (20) Согласно документам, он нёс службу в Казьминской церкви в 1949, 1952, 1959 годах. Виктор Трусевич в 17 лет был насильственно вывезен на работы в Германию. После освобождения союзниками попал в Марокко, затем в Париж, где работал на автозаводе «Ситроэн». Вернулся в СССР в 1956г., а в 1958 назначен священником в церковь нашего села. (21) Сменяя друг друга, настоятелями прихода в 1955 г. были: Александр Троицкий, Симеон Рывак. В 1956 г. Макарий Белогудов, в 1958 – Пётр Живайкин.

О том, как была устроена жизнь в приходе, можно судить из документов, сохранившихся в архиве церкви и ныне хранящихся в школьном музее. Обратимся к рапорту священника Михаила Клевы за 1950 год. Приход церкви был разбросан на территории до 25 км. Приселки – хутора обслуживались причтом только по приглашению верующих. Настоятель отмечал, что «посещаемость причтом верующих по домам с молитвою пред праздником Рождества Христова, а также пред праздником Пасхи здесь приемлемо, препятствий со стороны органов власти на местах не встречается». (22) Посещаемость прихожанами хуторов было явлением редким. Транспорта не было. За 1950 год числилось 163 крещения младенцев, бракосочетаний – 11, погребений – 13. В то время в Казьминском, помимо хуторов насчитывалось 1500 дворов. В воскресные дни на богослужения приходило более 50 молящихся. При этом посещали церковь в основном старушки и дети внешкольного возраста. Мужчин иногда совсем не было. Хор был любительский. Топливом церковь не была обеспечена. Доходы церкви были скромными. Причт существовал за счёт пожертвований продуктами.

Таким образом, в военный и послевоенный периоды жизнь прихода была восстановлена. Материальное обеспечение причта оставалось невысоким. Но главное, что отношение власти к прихожанам стало более лояльным. Репрессии прекратились. Но в то же время мы наблюдаем высокую сменяемость настоятелей прихода.

В конце 1950-х годов ситуация в стране меняется, начались так называемые «хрущевские гонения». Вновь закрываются храмы, семинарии. Возобновляется антирелигиозная пропаганда. В первую половину 1960-х годов количество приходов постоянно сокращалось. В своём отчёте за 1960 г. Уполномоченный Совета по делам РПЦ при Совете Министров СССР по Ставропольскому краю отмечал: «...надо прямо сказать, что за последние два года в крае не было выдано ни одного разрешения религиозным организациям приобретать средства транспорта, строить или покупать дома для молитвенных целей и для причта, хотя ходатайств об этом было много. /…/ Разрешения на проведение капитального ремонта выдавались в исключительных случаях. /…/ Ликвидирована практика привлечения детей и подростков к прислуживанию в церкви; нет их также в церковных певческих хорах. Крайком партии поставил сейчас задачи идти дальше и /…/ добиться того, чтобы дети школьного и дошкольного возрастов совершенно не посещали церковь. /…/ В текущем году работа по сокращению количества действующих церквей будет продолжена». (23)

Трудна была жизнь прихода. Ощущался недостаток церковной утвари. Одно время не было даже Напрестольного Евангелия. Не хватало средств на ремонт, а обращение за помощью к прихожанам было ограничено рядом бюрократических преград - требовалось разрешение вышестоящих властей. Вот один пример: в июле 1959г. настоятель казьминского прихода И. Измайлов направил Уполномоченному прошение следующего содержания: «Приходит к концу 3-й месяц, как мы просим разрешения сделать ремонт молитвенного дома, крайне необходимый, так как крыша течет. Надо бы представить смету на нужный ремонт. Смету мы предоставили на усмотрение райисполкома, который обещал рассмотреть, но проходит вот уже почти два месяца, а ответа нет. Я и члены церковного совета были неоднократно за ответом в райисполкоме всего счетом шесть раз, и всегда секретарь райисполкома т. Елисеев отвечает, что еще не рассмотрели, а вот наведайтесь через неделю. Две недели тому назад он, Елисеев, сказал, что к нам приедет от райисполкома человек — строитель и вместе с нами и представителями от сельсовета установят, что надо сделать, но прошло две недели, а человека — строителя нет. Обращались три раза к председателю сельсовета, а он говорит: «мне это не надо, зачем я буду обращаться к Елисееву, езжайте к нему. Повторяю, что у Елисеева мы были 6 раз. Просим Вас, товарищ Уполномоченный, посодействовать нам в разрешении ремонта, хотя бы поправить крышу, где она неисправна, да дополнить изгородь. Председатель сельского Совета неоднократно говорит нам, что без разрешения мы не смеем и одной доски прибить. Не откажите ответить нам». (24)

Власти усилили давление на людей, регулярно посещающих церковь. Так, на Пасху организовывались специальные дружины, которые патрулировали территорию вокруг церкви с целью не допустить на службу школьников. В газетах развернулась широкая антицерковная пропаганда. Вот, к примеру, что писал в своей статье «Вредность церковных обрядов» инструктор по санитарному просвещению Кочубеевского района: «Каждому ясно, насколько неэтичен обряд крещения. Вначале священник дует в рот младенца «изгоняя дьявола, мажет его кисточкой… потом крохотного, беспомощного, еще не окрепшего малыша троекратно опускает в купель, с едва подогретой водой, в которой до этого уже побывал добрый десяток младенцев». Далее инструктор приводит «факты» санэпидстанции городов Майкопа и Алма-Аты о пробах воды из купелей: «Оказалось, что ее состав такой же, как в сточной канаве, а температура всего 12 градусов». (25)

В 1961-1966 годах настоятелем церкви был Сергий Синьков. При нем Казьминской церкви из Ивановского прихода был передан ряд икон и часть церковной утвари. С 1966 в документах упоминается новый священник Пантелеимон Семилетов. (26) Долгое время в Казьминском не было своего настоятеля. Службы вели священники из других приходов.

Сказалась ситуация в стране, когда закрылись буквально все духовные заведения и возникла острая нехватка кадров духовенства. Факт: на 1 января 1960г. в приходах края служило 154 священника, 18 диаконов и 90 псаломщиков. На 1 января 1970г. священников осталось 61, диаконов 8, псаломщиков 45. (27) Священники были отстранены от административно-хозяйственных дел в своих храмах. Согласно «Положению об управлении РПЦ» 1961 г. все вопросы, связанные с ними, возлагались на приходское собрание и приходской совет во главе со старостой. Старосты подчас являлись ставленниками властей. Такой порядок управления приходом вносил разлад в приходскую жизнь и упрощал государству процедуру закрытия приходов. Вновь позволим себе привести цитату из отчёта Уполномоченного. «Когда же религиозное общество обращается в райисполком за разрешением провести собрание двадцатки, (…) тогда исполкомы, через комиссии содействия по соблюдению законодательства о культах, подсказывают или рекомендуют, кого из членов - учредителей желательно было бы избрать в исполнительный орган».(28)

После отставки Хрущёва положение РПЦ стало относительно стабильным. Давление на церковь продолжались в стране, уже в небольших масштабах, вплоть до 1987г. Именно тогда во всех сферах общества неотвратимо надвигались перемены. Празднование 1000-летия Крещения Руси в 1988г. стало переломной вехой во взаимоотношениях государства и церкви. Начали открываться приходы, резко увеличилось число семинаристов, появились первые воскресные школы. Началось духовное возрождение общества. В конце 1980-х началась реконструкция церкви в с.Казьминское. При настоятеле Георгии Дементове (возглавлял приход с 1982 г.) была возведена колокольня и купол. Настоятель сам принимал участие в строительстве, так как имел навыки обработки металлов. В 1990 году Георгий Дементов был переведён служить в Карачаево-Черкесию. Но оттуда приезжал в Казьминское, чтобы помочь достроить церковь. В январе 1991 г. новым настоятелем был определён иеромонах (ныне игумен) Игнатий (Гайдашенко). С распадом Советского Союза в истории прихода, как и по всей стране, наступает новая эпоха.

 

1. Шкаровский М.В. Русская Православная церковь в ХХ веке. – М., 2010. – С.4.

2. Шкаровский М.В. Указ. изд.- С.15-16.

3. Шкаровский М.В. Указ. изд. - С.19-20.

4. Дмитренко И.И. Казьминские зори. Краткая историко-документальная хроника села и колхоза. – Запорожье, 1993. – С.31.

5. Режим доступа: http://www.krotov.info/history/20/1920/shkarov007.htm.

  1. Историко-краеведческий музей МОУ СОШ №16 с.Казьминское (далее ИКМ МОУ СОШ №16). Фонд Л.Н.Польского.

Письмо с воспоминаниями Е.Б. Польской.

7. Яшина О.Н. История Русской Православной Церкви. – М., 2007. – С.110.

  1. ИКМ МОУ СОШ №16, Д. 120 «Воспоминания П.К.Матвеева (1913-2002), И.Н.Прищепы (1911-1996)».

9. Утро Кавказа -1января 1943г. - №1 (69) – с.3.

10. Беликов Г.А. Оккупация. – Ставрополь,1998

11. ИКМ МОУ СОШ №16 с.Казьминское. Фонд Л.Н.Польского. Письмо с воспоминаниями Е.Б. Польской.

12. Государственный архив Ставропольского края (далее ГАСК), Ф.135, оп.68, д.613, л. 48 (об).

13. Материалы по истории коллективизации в селе Казьминском. Материалы по историческому краеведению. Вып. 19. – Казьминское, 2014.- С.6.

14. ИКМ МОУ СОШ №16 с.Казьминское, Ф.11, Д.8. Воспоминания А.Ф. Левченко (1927 г. р.), л.3.

15. ГАСК, ФР. 5171, оп.1, Д.90, л. 3.

16. ГАСК, ФР. 5171, оп.1, д.90, л.4 (об).

17. ГАСК, ФР. 5171, оп.1, д.90, л.5

18. ГАСК, ФР. 5171, оп.1, д.90, л.26

19. ГАСК, ФР. 5171, оп.1, д.90, л.5

20. ГАСК, ФР. 5171, оп.1, д.90, л.74-74 (об).

21. ГАСК, ФР. 5171, оп.1, д.90, л.67

22. ИКМ МОУ СОШ №16 с.Казьминское, Ф.11, Д.4, л.11.

23. ГАСК, ФР., 5171, оп. 1, д. 200, лл.2, 8 – 11.

24. ГАСК, ФР. 5171, оп. 1, д. 90, л.74.

25. Звезда Прикубанья. – 19 мая – 1964. – С.2.

26. ГАСК, ФР. 5171, оп.1, д.90, л.86, 99; Материалы приходского архива церкви села Казьминского

27. ГАСК, ФР 5171, оп.1, д.265, л.6.

28. ГАСК, ФР. 5171,оп.1, д. 265, лл. 6,10.

 

 

Опубликовано в сборнике материалов конференции "Кавказский диалог" (Невинномысск, НГГТИ)

 

 


© Котов С.Н., Асланов Х.А., 2018