Форма входа

Поиск

Календарь

«  Декабрь 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

Погода

Казьминское 

Казьминскому - 151

Статистика

Статистика ucoz

Социальные сети

Полезные ссылки





Суббота, 15.12.2018, 11:05
|Приветствую Вас Мимолётный посетитель | RSS

ИСТОРИКО-КРАЕВЕДЧЕСКИЙ МУЗЕЙ
            МОУ СОШ №16 с.КАЗЬМИНСКОЕ            
Главная | Мой профиль | Выход | Вход

Говоры жителей села Казьминского (Кондакова Т.А.)


ОСОБЕННОСТИ СРЕДНЕКУБАНСКОГО ГОВОРА КАК РЕЗУЛЬТАТ

УКРАИНСКОГО ИСТОРИЧЕСКОГО ВЛИЯНИЯ

 

 

КОНДАКОВА Т.А.

 

МБОУ СОШ №16 с Казьминское Кочубеевского района Ставропольского края

 

Цель настоящей публикации - выявление исторически сложившихся диалектных явлений в речи населения Средней Кубани.

Как показывают наблюдения, для значительного числа жителей данного региона характерен невысокий уровень речевой культуры. А между тем, проблема её повышения – одна из самых актуальных, насущных проблем нашего общества, потому что нередко успех многих дел в жизни страны и отдельного человека зависит от его владения грамотной речью. Чтобы достичь должного уровня владения русским языком, недостаточно, на наш взгляд, только иметь представление о качествах хорошей речи, знать нормы литературного языка. Как писал профессор А.М. Пешковский, обучить культуре речи, «только следя за ее правильностью, едва ли легче, чем обучить медведя мазурке» [4, с.52]. Необходимо также изучать и ненормированные языковые явления, чтобы без труда распознавать их с целью ограничения неоправданного употребления.

Как справедливо замечает филолог Л.Скворцов, «речь – явление и лингвистическое, и социальное, и интеллектуальное, и психофизиологическое, и эстетическое» [4, с.84]. В связи с этим необходимо учитывать условия, в которых формировался язык той или иной группы людей. По мнению К.Г.Паустовского, русский язык открывается до конца лишь тому, кто знает его глубочайшие корни. Именно изучение истоков поможет объяснить те значительные отклонения от литературных норм, которые обнаруживаются в речи как пожилых людей, так и молодёжи.

Диалект, сложившийся в рассматриваемой местности, - это типичный южнорусский диалект, однако его уникальность состоит в том, что учёные не относят его ни к одной известной подгруппе южнорусского наречия; в нём есть свои особенности, которые позволили говорящим на этом наречии назвать свой язык "кубанским": «Мы ни то ни сё, мы перевертни. А язык у нас - кубанский». [9, с.19].

Кубанский диалект образовался в результате смешения украинского и русского говоров. Исследователь Л. А. Апостолов писал: «Язык Кубанской области довольно своеобразный. Малорусское наречие… подвергалось значительному влиянию великорусского, приняв туда много оборотов и слов. В свою очередь, сильно изменилось и великорусское наречие… Часто даже трудно бывает различить, на каком наречии говорят, до того великорусская речь пестрит малорусскими словами и оборотами…» [9, с.37]

Северный Кавказ – регион со сложной этнической и социальной структурой населения. Ещё в XVI веке здесь появились русские казаки, но в целом этот регион начал заселяться запорожскими казаками только с середины XVIII века, после вступления на престол Екатерины Второй. К середине XIX века на Северном Кавказе сформировались этнические территории русских и украинцев, причем, украинская колонизация Ставрополья в 40 – 50 – е годы приобретает ведущее значение.

Отмена крепостного права в 1861 году, окончание Кавказской войны, а также издание целого ряда законов способствовали массовому переселению в Кубанскую, Терскую области и на Ставрополье крестьян из южнорусских, малороссийских и центральных губерний России. Русские селятся в основном в Ставропольской губернии, украинцы – вместе с русскими на территории Кавказского линейного казачьего войска, которая с 1860 года вошла в состав Кубанской области.

Параллельно с освоением территории переселенцами формировался и язык населения Кубанской области. В од­них и тех же станицах встречались носители южнорусских (или других русских) и различных украинских говоров, что подтверждается и официальными статистическими данными.

 

Численность русских и украинских переселенцев на Средней Кубани

с 1867 – 1917 гг.

 

1867

1882

1897

1917

Русские

30,5

56,2

36,9

41,7

Украинцы

23,3

13,3

29,4

29,8

 

Важную роль в формировании диалектов играли как численность, так и компактность отдельных этнических групп. Первоначально складывалось два говора: в районах, в которых преобладало украинское по происхожде­нию население, формировался говор с украинской основой; в районах, где русских оказалось больше,— с южнорусской основой.

Так, в 1867 году в Кубанской области, в частности - на территории села Казьминского, наблюдается численное преимущество украинцев, что, в свою очередь, обусловило и культурное превосходство украинской нации в отдельных сферах жизни и деятельности. В списках первых поселенцев находим фамилии украинского происхождения (Андрученко, Бабенко, Беденко, Бондаренко, Гуц, Згонник, Кальний, Кившик, Кравченна, Кулик, Марченко, Панченко)

Поэзия жизни украинского народа уверенно входила в быт поселян. Укоренялись украинские поверья и обычаи, становясь традициями, которые сохранились и до наших дней: весёлые свадьбы, колядки, празднование дня Ивана Купала и т.д. Украинцы не только внесли поэтическое начало в повседневную жизнь людей, но и принесли дух свободолюбия на кубанскую землю. Как писал А.И.Герцен, крепостное право на Украине появилось поздно, "и одно столетие крепостного состояния не могло уничтожить всё, что было независимого и поэтического в этом славном народе". [7, с.355]. И вместе со всем этим вошла в обиход живая разговорная речь.

Согласно официальным статистическим данным, число украинцев на территории современного Кочубеевского района возрастало с 1867 года по 1926 год (23,3 %; 30,3 %). С 1926 года по 1989 год на Кубани наблюдается резкое сокращение украинского населения с 30,3 % до 2,6 %. Однако подавляющее влияние украинских говоров, имевшее место в период формирования диалекта, навсегда сохранилось в современном разговорном языке селян. Это подтверждается и данными настоящего исследования: нами было изучено более 150 наиболее употребляемых диалектных слов и выражений; 55% из них пришло из украинского языка, 45% этимологически принадлежат среднерусским говорам.

В результате взаимодействия различных русских и украинских говоров представители разных национальностей не только перенимали друг у друга слова, но и усваивали некоторые, особенно характерные, черты грамматики и фонетики, что послужило основанием для возникновения нового диалекта.

Среди фонетических и грамматических явлений, обусловленных влиянием украинского языка, в так называемом кубанском диалекте следует отметить некоторые характерные особенности.

1. Фонетические:

а) произношение фрикативного г ([h]араж, [h]ород);

б) произношение долгих мягких переднеязычных звуков (пла[тт]я, сви[нн]я), которое проникло в кубанские говоры из полтавско-киевского диалекта;

в) произношение гласного [и] на месте [э] (м[и]сто, д[и]ло);

г) произношение [хв, кв] вместо [ф] (Сара[хв]ан, [кв]асоля);

д) взаимозаменяемость звуков [у]-[в] в начале слова (унук вместо внук, вже вместо уже);

е) произношение твердого согласного звука в положении перед гласными переднего ряда [э,и] (бр[ы]чка, Мар[ы]нка, з[э]л[э]ный);

ж) произношение мягкого [с'] в словах с суффиксом –ск- (Врев[с']кий, Кочубеев[с']кий;

з) произношение мягкого т’ на конце глаголов 3 лица (болы[т’], спля[т’]);

и) перемещение на последний слог ударения в глаголах в форме прош. вр. мн.ч. (взялы, далы).

2. Грамматические:

а) у существительных в тв. пад. мн. ч. наряду с окончанием -ами распространено окончание -амы (веткамы, ложкамы);

б) при глаголах движения употребляется предлог до с существительным в родительном падеже вместо предлога к с дательным падежом (поехать до бабушки);

в) употребление формы существительных 2-го склонения в предложном падеже с окончанием –у (в марту, в уголку);

г) употребление с предложным падежом предлога по-, требующего дательного падежа (ходить по дворах);

д) замена предлога в предлогом у (у школи, вместо в школе);

е) употребление у некоторых существительных категорий рода и склонения, присущих им в украинском языке: мыша1 скл. (вместо мышь -3 скл.), степ- м.р. (вместо степь ж.р.);

ж) замена глагольного суффикса -л- в прошедшем времени суффиксом -в- (купыв, забув);

з) замена глагольных окончанийит, -ет в форме 3 лица ед.ч. окончаниеме (вое, реве);

и) замена глагольных суффиксов –ыва-, -ива-, -ова-, -ева- суффиксом -ува- (танцувать, обманувать);

к) замена глагольного суффикса -ыва- в 1 л. настоящего времени суффиксом -у- (записую, выглядую);

л) добавление –о- к окончанию глаголов в форме 1лица мн.ч. (слухаемо, будемо);

м) употребление формы имени прилагательного с усечённым окончанием (саманни хаты);

Перечисленные явления отмечены нами при изучении языка старшего поколения. Эти отклонения от норм русского литературного языка позволяют говорить об украинской исторической основе кубанского говора.

Результатом взаимодействия русских и украинских говоров явилось образование общекубанского лексического пласта. Отдельные украинские слова прочно вошли в речь кубанцев. Нами была сделана попытка сгруппировать собранный материал в соответствии с классификацией Н.М. Шанского [10, с.118]. Среди украинских заимствований в активном словаре местного диалекта определились следующие группы слов:

1. Собственно-лексические диалектизмы – слова, служащие названиями явлений, которые не имеют внешнего сходства с русскими, употребляющимися для обозначения этих же явлений. В местном говоре к ним относятся слова как нейтральной, так и экспрессивной лексики; они употребляются в языке без изменений или с незначительными изменениями (цыбуля - лук, дробына – лестница, горобец – воробей, муляка от мул – ил, колготиться – возиться, суетиться, хлопотать не в меру, рыготать – громко смеяться).

2. Лексико-словообразовательные диалектизмы - слова, сходные с русскими по звучанию, но отличающиеся от них словообразовательными элементами (рыпях - репей, босяка - босиком).

3. Лексико-фонетические диалектизмы – слова, отличающиеся от русских фонетическими элементами (слухать – слушать, як - как).

4. Семантические диалектизмы - слова, сходные с русскими по звучанию, но отличающиеся от них по значению (гулять - играть, дурно - даром).

5. Этнографические диалектизмы – слова, возникновение и существование которых в языке связано со спецификой быта и трудовой деятельности носителей того или иного говора (кутья – варенный на воде подслащённый рис; колядки – рождественские песни).

Особую лексическую группу, на наш взгляд, представляют фамилии коренных жителей рассматриваемого региона, имеющие украинское происхождение. К ним относятся, например, фамилии, оканчивающиеся на согласную букву, на –ко, -о, не склоняемые в женском роде (Ресть, Олефир, Падалко, Кандыбайло). Наиболее интересны фамилии, звучание которых в речи даёт представление об истинной исторической основе говора. Большинство из них берёт начало от прозвищ, которыми в старину люди наделяли друг друга по каким-либо признакам; в них отражаются характеры, привычки, пристрастия их носителей, они могут рассказать о роде занятий, быте и особенностях менталитета украинского народа. Так, здесь выделяются следующие группы:

а) фамилии, происходящие от названий животных: Журавель, Соловей, Пивень (петух), Гадючка;

б) фамилии, в прошлом характеризующие их носителей по роду деятельности: Коваль (кузнец), Колесник (колёсный мастер), Шинкарь (владелец шинка – питейного заведения).

в) фамилии, подчёркивающие недостатки или достоинства внешности и характера Красуля, Бородавка, Поправка.

В обиходной речи вызывает интерес образование имён собственных, называющих женщин по их фамилиям: Рудичка (от Рудич), Любичка (от Любич), Сырманка (от Сырман). Такие слова характерны для украинского просторечия.

Следует отметить, что многие из украинских фамилий со временем претерпели изменения. Так, среди близких родственников можно встретить Коваль и Ковалёвых, Шинкарь и Шинкарёвых. С другой стороны, допустим также, на наш взгляд, и факт преобразования первоначального русского звучания фамилии в украинское, что обусловлено закономерностями существующего диалекта. В обоих случаях будет справедливым положение об украинском языке как исторической основе кубанского диалекта.

Живая речь жителей Средней Кубани отличается своим простодушием; для неё характерно обилие фразеологизмов, которые возникли на основе украинских народных оборотов, отражающих наивную веру народа в сверхъестественное и в то же время наполненных искромётным юмором. (Бачили очи, шо куповалы, йишты, хочь повылазьте; мы не пьемо, тилько з хлибом имо; по животи коты лазять; выпьемо за отца до кинца, а за неньку - повненьку; нехай вони сказатьца; шоб тоби повылазило; орёт, як скаженный).

Особое место в лексической системе современного кубанского диалекта занимают этнографические диалектизмы (этнографизмы), которые отражают особенности украинского этноса: менталитета, быта, духовной и материальной культуры.

Например, часто из уст пожилых людей можно услышать выражение драться на кулачках, которое пришло в наш говор из Малороссии.

Во многих этнографических источниках мы находим описание кулачных боёв, которые устраивались на Кубани во время праздников, как правило, зимой, особенно на ярмарках. [9, c.240]. Кулачные бои были любимым видом развлечений для крестьян всех возрастов. Кулачки устраивали на площади, на бои нередко приходили сражаться бойцы из соседних сёл, но чаще сражались между собой сотни одного села. На Кубани, так же как и на Дону, они часто превращались в открытую форму выражения сословной вражды, хотя имели место и совместные выступления казаков и иногородних одного края против жителей другого края.

В речи кубанцев бытуют слова и выражения, истоки которых находятся в церковных и обрядовых праздниках. Примером церковного праздника служит день Иван Купала, пришедший к нам с Украины. Нередко можно слышать выражение пойдём на Ивана Купала. Это диалектное выражение напоминает о празднике, который на Кубани, так же как и в русских областях, почти не отмечался, в отличие от украинских и белорусских областей. На Ивана Купала прыгали через костёр, пели «Купался Иван, доведется и нам». Однако повсеместно сохранилось поверье о расцветающем папоротнике, приносящем удачу и счастье. И в нашей местности эта украинская традиция сохранилась до сих пор.

К этой же лексической группе следует отнести слова колядки, щедровки (щедровки – от укр. щедровики.). Это песни, которые перенимались у украинцев, и пели их (и до сих пор поют) на украинском языке. Их исполняли девушки, девочки и отдельно мужчины, переодетые в женщин. Колядки пели накануне рождества («Коляда, коляда, дед на бабу погляда», «Коляд, коляд, колядин, я у батьки один»). Свидетельство тому, что колядование – украинская традиция, находим в повести Н.В. Гоголя «Ночь перед Рождеством»: «Колядовать у нас называется петь под окнами накануне Рождества песни, которые называются колядками. Говорят, что был когда-то Болван Коляда, которого принимали за Бога, и что будто от того пошли и колядки... Однако ж, если сказать правду, то в колядках и слова нет про Коляду. Поют часто про Рождество Христа, а при конце желают здоровье хозяину, хозяйке, детям и всему дому» [2, с. 111].

Щедровки исполнялись в ночь под Новый год («Щедривочка щедровала», «А в пана, пана собака пьяна»). Больше других были распространены шуточные, выражавшие желание получить подарки. Дети ходили по домам, разбрасывая зерно, посевали и в песнях выражали пожелание большого урожая и изобилия.

Ворожка, ведьмак, - так называют в нашей местности людей, связанных с колдовством или целительством. В этнографических источниках находим сведения о том, что на Украине так называли людей, продавших душу чёрту и причиняющих вред людям и животным. Они якобы занимались черными делами: доили по ночам чужих коров (после чего у тех пропадало молоко), могли наслать на человека порчу, болезнь или сделать так, что не будет хорошего урожая. Свои безобразия ведьмы творили в «сполуношный час», то есть с 12 до 1 часа ночи. Против ведьм кропили «святой водой», чертили на дверях и стенах кресты.

  • украинского языка пришли к нам и отдельные названия кушаний, которые готовили на праздники аграрно-календарного цикла. Например, на рождество — кутья – варёный рис с различными сладкими добавками («...богатый козак Чуб приглашён дьяком на кутью... кроме кутьи, будет варенуха» [2, с. 116]); на пасху — высокий, сдобный белый хлеб — паска, или пасха (очень редко его называют по-русски куличом); сырна паска — сдобный пирог из творога с сахаром и яйцами. Широко распространено в нашей местности украинское слово галушки (клёцки).
  • анализ языкового материала показывает, что среднекубанский говор – это диалект с украинской исторической основой. Своеобразие его объясняется прежде всего неоднородностью этнического состава. Длительное совместное проживание, тесное хозяйственное общение русских и украинцев привели к быстрому сближению этих народов и обусловили характер живой разговорной речи современного населения.

Украинское влияние обнаруживается как в лексической системе, так и в области фонетики и грамматики. Изучение лексического состава позволяет выявить характерные этнографические особенности носителей кубанского говора, отражение которых обнаруживается также в фамилиях жителей нашего региона. Украинские заимствования придают речи жителей Средней Кубани своеобразный народный колорит.

В настоящее время сферы русского и украинского языков разграничиваются. Русский — это язык офици­ального общения, по-русски разговаривают преимущественно молодые люди и люди среднего возраста. Диалектные проявления встречаются чаще всего в речи людей старшего поколения, которые в обиходе "балакают", речь которых зачастую не ограничивается сферой употребления. Однако, в ходе бесед с детьми младшего возраста и подростками обнаружено, что свыше 50% из них подвержены влиянию существующего диалекта, что обусловливает наличие в речи школьников значительных отклонений от норм литературного языка.

Эта проблема, с одной стороны, очень серьёзная, так как является препятствием на пути повышения культуры речи подрастающего поколения; с другой – наличие её позволяет обратиться к собственным национальным корням, постигнуть межнациональные исторические, культурные, языковые связи. Изучение украинской исторической основы местного диалекта должно стать серьёзным противодействием национальному антагонизму: в ходе его подтверждается мысль о родстве двух народов, о недопустимости разжигания национальной розни между ними, что стало злободневным особенно в последнее время – время усиливающейся напряжённости в российско-украинских отношениях.

 

Литература

  1. Беликов Г. А., Кругов А. И. Ставропольский край в истории России (на рубеже XIXXX вв.) Ставрополь, 1995 г.
  2. Гоголь Н. В. Собр. соч. в 7 т., т.1, М., Худож. лит., 1966г.
  3. Госданкер В. В. У этнической карты Ставрополья. Выпуск 1. Малочисленные этнические группы. Став. фонд культуры, 1994 г.
  4. Гулакян Б. Л. Освоение культурно-исторического языкового наследия в современной речевой практике. РЯШ, №6, 1993 г.
  5. Кабузан В. М. Население Северного Кавказа в XIXXX веках. Этностатистическое исследование. Изд. «Русско-Балтийский информационный центр БЛИЦ», 1996 г.
  6. Кочура Д.В., Невская В. П. Край наш Ставрополье. Очерки истории. Став. Штат-гора, 1999 г.
  7. Степанов Н.Л.. Примечания к полн.собр.соч. Н.В.Гоголя, т.1,М., Худож.лит., 1966 г.
  8. Тищенко М. А. Сучасний росiйсько-украiнский, украiнсько-росiйський словник: 30000 слiв + граматика. Донецк: ТОВ ВКФ «БАО», 2003г.
  9. Чистов К. В. Кубанские станицы. М., «Наука», 1967 г.
  10. Шанский Н. М. Лексикология современного русского языка. М., «Просвещение»,1972г.

 

Статья опубликована в сборнике материалов конференции "Кавказский диалог" (Невинномысск, НГГТИ)


© Котов С.Н., Асланов Х.А., 2018