Форма входа

Поиск

Календарь

«  Август 2019  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031

Погода

Казьминское 

Казьминскому - 152

Статистика

Статистика ucoz

Социальные сети

Полезные ссылки





Воскресенье, 18.08.2019, 17:39
|Приветствую Вас Мимолётный посетитель | RSS

ИСТОРИКО-КРАЕВЕДЧЕСКИЙ МУЗЕЙ
            МОУ СОШ №16 с.КАЗЬМИНСКОЕ            
Главная | Мой профиль | Выход | Вход

Ращупкин С.П. Переплав культур


С. П. РАЩУПКИН

Переплав культур

Первая борозда • Таран — тяжелая конница • Гончарный круг

• Купцы из Эллады • Рождение новой культуры

Ели сегодня мы говорим об этническом разнообразии, о многонациональном Ставрополье, то нелишне помнить об исторических традициях этого многообразия, корнями уходящих в седую древность. Во все времена — и в тревожные, и в спокойные — края наши были притягательные для всех «языков» и народов. Война опустошала землю, мир возрождал ее. Не были исключением и последние тысячи лет до н.э.

Путями, издревле проторенными кочующими скотоводами, приходили в Кубано-Зеленчукское междуречье с юга и запада племена, обогатившие себя связями с Востоком и античным Средиземноморьем; с севера и востока вторгались кочевники — новые хозяева евразийских степей.

В предыдущем рассказе о скифах вскользь была упомянута кобанская культура (название дано по могильнику в районе аула Верхний Кобан Северной Осетии). Памятники раннего периода этой культуры на Южном Ставрополье датируются XII–X вв. до н.э. Но нам кавкасиоты-кобанцы интересны тем, что, по археологическим данным, они в VIII веке до н.э. основали в Кубано-Зеленчукском междуречье первые поселения. Скотоводы и земледельцы, именно они провели в наших степях первую борозду. Искусные мастера, кобанцы с любовью изготавливали любую хозяйственную вещь, будь это круглое керамическое пряслице с отверстием посередине для насадки веретена при прядении или глиняная мисочка с отогнутым наружу краем и сложным геометрическим орнаментом. Почти одновременно с кобанцами появились и скифы. Мы не можем ничего сказать, пользуясь современной терминологией, о межэтнических конфликтах. Зато можем сказать другое: кобанские поселения скифского периода, известные нам, не имели укреплений, а в памятниках кобанской культуры встречаются предметы скифского происхождения. Так, на городище Гора Ивановская были найдены бронзовые втульчатые наконечники стрел и обломок трехдырчатого псалия (трензеля) скифского типа. Такие же стрелы были взяты на могильнике у поселений Воротники-II и Воронежское. В то же время на скифских курганах и в захоронениях имеются сосуды и фрагменты керамики явно кобанского происхождения.

Во второй половине V–IV вв. до н.э. ситуация в Прикубанье изменилась. Сюда вторгся мощный союз племен, известных истории как сарматы. Родственные скифам, они превосходили их в вооружении и тактике боя. В отличие от подвижных скифских отрядов, изматывающих противника, сарматы сочетали сковывающий охват мобильными группами с мощным тараном тяжелой конницы.

Тяжеловооруженный сарматский воин имел шлем и пластинчатый панцирь, а конь также был защищен броней. Конник был вооружен длинным (от 3,5 до 5 м) копьем с широким железным жалом, длинным (до 1 м) железным мечом, луком и колчаном со стрелами, трехлопастные наконечники которых легко пробивали бронзовый скифский доспех.

Античные авторы с удивлением отмечали особое положение сарматских женщин, воевавших наравне с мужчинами. Более того, девушка не могла выйти замуж, пока не убивала определенное количество врагов.

Скифское могущество пало окончательно. Скифы уходят в Крым и Причерноморье. А кобанские поселения опустели. Часть жителей погибла, защищая свой очаг, оставшиеся ушли в горы.

На освободившиеся земли пришли новые поселенцы с Нижнего Дона, Приазовья, Нижней Кубани, предгорий Западного Кавказа — меоты (Меотида в античном мире — Азовское море). В IV–III вв. до н.э. они уже прочно закрепились в Кубано-Зеленчукском междуречье, Вот тогда-то и появились города-крепости со сложной системой укреплений, такие, как Адиль-Халк, Смертная Балка, Эркен-Юрт, Евсеевское, Гора Ивановская, Иванчи, Воротники I и II, Рождественское, Голицыно, Новокувинский I и II и др.

Меоты занимались хлебопашеством, охотой, рыболовством, разводили скот, резали кость, делали прекрасные изделия из металла. Меотские мечи высоко ценились в сарматском мире.

Но особенно высоким качеством отличались керамические изделия. Дело в том, что меоты первыми на Северном Кавказе применили гончарный круг. Их изделия — это богато орнаментированные кувшины и миски, горшки, кружки, двуручные кубки-канфары. Ручки часто делались в виде животных или витые.

Соседствуя, меотские и сарматские культуры влияли друг на друга. Во второй половине IV века до н.э. часть кочевников-сарматов стала оседать на земле. Начался процесс сарматизации населения.

К рубежу нашей эры в быт местного населения прочно вышли сарматские миски с загнутым внутрь краем, железные трехлопастные наконечники стрел, оселки, пряслица сарматского типа и т.д. В наших краях находилось много городищ и поселений описываемого времени, пока известны 20, а сколько еще не открыто!

По всей территории Кубано-Зеленчукского междуречья разбросаны сарматские древности. Это прежде всего подкурганные захоронения, среди которых следует отметить погребения на Ивановской горе, у села Кочубеевского, у х. Новозеленчукский. Особо интересные коллективные захоронения в склепах у с. Новая Деревня и у х. Раздольный (Чекистов).

Разнообразен погребальный инвентарь: кинжалы, ножички, оселки с просверленным отверстием, пряслица, костяные игольники, шилья, бронзовые фибулы-застежки, браслеты-змейки, нашивные бляшки, наконечники стрел, стеклянные, пастовые, сердоликовые, гагатовые и коралловые бусы. Среди случайных находок — длинный широкий железный меч из разрушенного кургана у совхоза «Правокубанский», бронзовая фибула на кургане в районе объединения «Азот» и т.д.

Еще одно наблюдение. К началу описываемого периода, т.е. к V в. до н.э., отмечается появление в Кубано-Зеленчукском междуречье греческих купцов. Надо сказать, что в то время не только Кубань и Большой Зеленчук, но и Усть-Невинка и Барсучки были проходимыми для греческих судов. Античные купцы свободно поднимались от устья Кубани вглубь предкавказских степей и отсюда проникали со своими товарами в районы нынешних Кавминвод, Карачаево-Черкесии и Дагестана.

Именно к этому периоду можно отнести находки синих бус с белыми «глазками», многочисленных обломков амфор, в которых перевозилось вино и масло, фрагментов чернолаковой посуды. Со временем торговля значительно оживилась. Находки античной керамики, бус и наборов украшений в меотских захоронениях, на поселениях и городищах приобретают массовый характер. Известны находки фрагментов древних стеклянных сосудов, изготовленных в Элладе, Египте и Малой Азии.

Постепенно в последних веках I тысячелетия до н.э. в Среднем Прикубанье, в том числе и в Кубано-Зеленчукском междуречье, образовалась культура, стоявшая особняком среди древних культур Северного Кавказа. Замечательный ученый, кавказовед, археолог Е. И. Крупнов назвал ее Прикубанской.

Племена и народы, приходившие сюда, сталкивались, воевали, мирились и, в конце концов, создали свою, неповторимую культуру, единственную на Северном Кавказе.

Газета «Невинномысский рабочий», 18 июля 1998 года


© Котов С.Н., Асланов Х.А., 2019