Форма входа

Поиск

Календарь

«  Август 2019  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031

Погода

Казьминское 

Казьминскому - 152

Статистика

Статистика ucoz

Социальные сети

Полезные ссылки





Воскресенье, 18.08.2019, 17:31
|Приветствую Вас Мимолётный посетитель | RSS

ИСТОРИКО-КРАЕВЕДЧЕСКИЙ МУЗЕЙ
            МОУ СОШ №16 с.КАЗЬМИНСКОЕ            
Главная | Мой профиль | Выход | Вход

Село в 1920-30-е гг


 

Село Казьминское в 1920-1930-е годы. НЭП. Коллективизация.

 

В 1921 – 1922 гг. на юге России разразился голод. Люди, спасаясь от голодной смерти, бежали с насиженных мест. В Казьминском появилась масса беженцев. В конце 1921 г. в селе была организована комиссия помощи голодающим. В годы НЭПа (НЭП – новая экономическая политика (1921-1929) экономика постепенно восстанавливалась. Жизнь сельчан принимала нормальный облик. Вплоть до коллективизации продолжался выход казьминцев на хутора. В период НЭПа село особенно быстро росло. Оформились 4 квартала. Бывшие иногородние, получили земельные наделы под усадьбы. На левом берегу Казьмы вырос новый 5-й квартал. Появились новые улицы.

 Для обработки полученных наделов нужны были с/х инвентарь и тяговая сила. Некоторые семьи не имели возможности самостоятельно вести хозяйство. Поэтому они стали объединяться в товарищества по совместной обработке земли (ТОЗы). Первоначально в ТОЗы входили 3-5 дворов. Позже 10-30. Среди них – "Путь хлебороба”, "Наш труд”, "Общий труд”, "Крестьяне”, "Просвещенец”, "Дружба” и др.

В 1929 г. в Казьминском были созданы первые колхозы: "им. 78 Кавполка”, "Большевик”, "Ударник”, "им. Евдокимова”, и "им. Молотова”. Для организации колхоза из станицы Невинномысской  прибыл эскадрон 78-го Краснознаменного кавалерийского полка во главе с политруком  А.И.Олейниковым (Показать личные вещи А.Олейникова). (см. подробности в доп. материалах)

Их создание проходило не всегда гладко. Зачастую в колхозы загоняли насильно, грозя все отобрать и обложить налогами. Случались и бунты крестьян выступавших против распашки выпасной земли. Курс на сплошную коллективизацию предусматривал ликвидацию кулачества. В Казьминском начались аресты зажиточных крестьян. Семьи кулаков выселялись. С индивидуальным крестьянским хозяйством было покончено. Социалистические предприятия стали преобладающими в сельском хозяйстве.  

Непростыми в жизни села стали 30-е годы. Зимой 1932-1933 на Кубани вновь разразился голод. Но последствия были куда более  страшными, чем голод 20-х. В Казьминском умерли сотни людей. Воспоминания об этих годах имеются в фондах нашего музея. После голода село долго поднималось на ноги. В 1932 г. в Казьминском была- организована МТС – машинно-тракторная станция, обслуживавшая более 10-ти колхозов Невинномысского района. Первым трактористами в селе были Леонтий Нашивайленко, Павел Крикун, Раиса Сырман – первая женщина-трактористка. Павел Крикун был передовиком стахановского движения. Его книга - «Без аварии работает мой комбайн», изданная в Пятигорске в 1932 году (в ней описан опыт работы казьминских механизаторов), хранится в нашем музее.

Мирная жизнь была прервана летом 1941 года, начавшейся Великой Отечественной войной. Но это уже другая история, о которой мы узнаем в следующем зале.

 

(попросить пройти в Зал Боевой Славы)

 

 

Дополнительный материал для экскурсии по теме «Коллективизация»

 

1929 – в Казьминском организован первый колхоз -  «имени 78-го Краснознамённого кавалерийского полка». Так было положено начало современному СПК колхозу-племзаводу «Казьминский» - флагману сельскохозяйственного производства края.

Партийная ячейка села  разослала активистов по подворьям жителей для составления списков крестьян, пожелавших вступить в колхоз. Все сведения были доставлены в сельский Совет. По-разному относились крестьяне к этой инициативе. В Казьминском проживало значительное число иногороднего населения.  По подсчетам исследователей,  в 1914 г. они превзошли по численности коренных жителей и составили 124%. С самого начала большинство  иногородних поддержало советскую власть. Положение этой категории  населения в  годы советской власти изменилось. Иногородние получили земельные наделы, однако их материальное положение оставляло желать лучшего.  На выделенных участках земли, иногородние  и некоторые коренные жители основали новый,  5-й по счету квартал.

 К моменту коллективизации этот район  на левом берегу Большой Казьмы считался самым бедным. Здесь, ранней весной 1929г. на бывшем дворе землевладельца Рыбалко собрался  весь 5-й квартал. Причина была веская. Для организации колхоза из станицы Невинномысской  прибыл эскадрон 78-го Краснознаменного кавалерийского полка во главе с политруком  А.И.Олейниковым (Показать личные вещи А.Олейникова). Вместе с ним  прибыл казьминец, Леонтий Нашивайленко, который проходил  в нём военную службу. Их направило сюда командование полка в лице комиссара Д. П. Октябрьского.  Состоялся митинг. Убедительно говорил политрук, но все же побаивались неизвестности. Взвесив все «за» и «против», многие крестьяне стали записываться в колхоз. Олейникову предложили  возглавить колхоз, но он отказался. Ограничились тем, что избрали его почетным председателем. А.И. Олейников стал впоследствии генералом, кавалером 12 боевых орденов. Направленные в село «25-тысячники» организовали колхозы и в остальных 4-х кварталах села. Так  в 1929г. появились хозяйства – «Большевик», «Ударник», «имени Евдокимова» и  «имени  Молотова».

 

1932 - была организована Казьминская машинно-тракторная станция (МТС).  Директором МТС был назначен Н. Г. Булычёв. Казьминская МТС обслуживала 10 колхозов Невинномысского района. Один из её участков располагался на подворье кулака Бориса Бабенко. Этим участком заведовал некий Жолус. В Казьминское были выделены новые американские тракторы «Джондир», «Фордзон Путиловец», «Интернационал». Позже появились «СТЗ», «ХТЗ», «ЧТЗ».

 

1932-1933, зима -  как и во многих регионах страны  в селе разразился страшный голод, унёсший более тысячи жизней.  Нормы сдачи зерна государству возросли, выполнить их, и без того обнищавшие крестьянские хозяйства,  были не в состоянии. Началось изъятие семенного фонда. Активисты  ходили по домам  в поисках укрытого зерна.  Работа эта была не из приятных. Ведь приходилось изымать зерно   у своих же односельчан.  П.К. Матвеев вспоминает: «Я работал счетоводом в колхозе.  Вызвали  в контору  и говорят: «Ты актив, иди и ищи хлеб !». Однажды отказался, так посадили  на сутки  в местную каталажку.  Собрали  вновь  активистов. Все безрезультатно закончилось. Комиссар орал благим матом «Саботажники, гады, паразиты. Сгною всех!». Чтобы поиски проходили успешнее, из района приезжали  уполномоченные.  Были случаи, когда  в доме забирали  всё съестное.  Очевидцы вспоминали, что из печи  доставали вареную фасоль и реквизировали её. Фасоль эта шла «в счёт досрочного выполнения пятилетнего плана». Больно и, язык не поворачивается сказать, смешно. Были и курьёзы. Как-то, во время одного из обысков, активисты стали допытываться  у ребенка, где же его родители спрятали зерно.  Он же очень серьёзно отвечал: «У собаки под хвостом». Хлеб не нашли. А ребенок был правдив, так как  мал очень. Зерно спрятали… под собачьей конурой.

        Казьминцы  вынуждены были за ведро кукурузы или кусок хлеба  отдавать  кольца, серьги, последнюю одежду. Люди умирали сотнями. Многие дворы пустели. Жилье зарастало травой. Еще в конце 40-х, свидетельствуют старожилы, было много заброшенных домов.  «Люди пухли. Тела становились гладкими, словно налитые водой. Мне, правда, повезло. У меня только ноги опухли. Хлеб делали из лебеды» - вспоминает Варвара Бесклубная. «До сих пор я не могу переносить запах цветущей акации. В 33-м он смешивался с  запахом разлагающихся тел. У многих умирали целые семьи, а потому, порою,  хоронить усопших некому было. Соседи  выживали не у всех. Тогда почти в каждом  дворе хоронили кого–то. На погост везти сил не было. Закапывали в палисадах, огородах» - вспоминала М.Ващенко.

 


© Котов С.Н., Асланов Х.А., 2019