Форма входа

Поиск

Календарь

«  Июнь 2019  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Погода

Казьминское 

Казьминскому - 152

Статистика

Статистика ucoz

Социальные сети

Полезные ссылки





Вторник, 18.06.2019, 07:19
|Приветствую Вас Мимолётный посетитель | RSS

ИСТОРИКО-КРАЕВЕДЧЕСКИЙ МУЗЕЙ
            МОУ СОШ №16 с.КАЗЬМИНСКОЕ            
Главная | Мой профиль | Выход | Вход

Статьи об истории села


             Бокий Игорь, Котов С.Н.

 

Село Казьминское в период коллективизации

       1929 год ознаменовал начало нового периода в жизни  российского  крестьянства.  В стране был провозглашен курс на сплошную коллективизацию сельского хозяйства. К осуществлению сталинского плана приступили  и в нашем селе. Чтобы понять сущность некоторых вопросов, связанных с периодом коллективизации, необходимо рассмотреть особенности земельных отношений  в с. Казьминском  в предшествующий период. Итак, немного истории.

      Казьминское  было основано в 1867 году у истока р.Большая Казьма в период пореформенной колонизации Кубани. Малоземелье в центральных российских губерниях  вынудило крестьян отправиться  в Кубанскую область. В Баталпашинском уезде, в междуречье Зеленчука и Кубани им была выделена земля. Кстати, здесь издавна кочевали ногайцы – кочевой этнос, перешедший к оседлости  в 18 веке  именно на территории Прикубанья.  Название реки - «Кьазма» видимо не случайно означает в ногайском языке «плодородная, вспаханная земля». Порвав с вековыми традициями,  прикубанские ногаи,  наряду со скотоводством, начинают заниматься земледелием. А крестьяне - переселенцы очень быстро превратили целинные земли Кубани в обработанные поля. Численность населения Казьминского  к началу 20 столетия значительно возросла.  С увеличением населения сокращалась площадь земельных наделов. Вновь возникает проблема малоземелья. Помимо этого, в селе проживало значительное количество крестьян, которые прибыли в село позже. Их называли  иногородними. Они не наделялись землей. Их правовой статус, в сравнении с коренными жителями  был низким. Значительная масса иногороднего населения  вынуждена была наниматься на временную работу к зажиточным крестьянам или крупным землевладельцам. Последние владели огромными площадями земель и еще в конце 19 века создали в казьминской волости капиталистические экономии. Среди них: Цветновы, Мазаевы, Макеевы, Николенко, Рыбалко, Прудько и тд.  Многие крестьяне в период столыпинской аграрной реформы  приобрели в собственность земельные  участки. В одиночку это было сделать сложно, поэтому появились земельные товарищества. (1) Так,  ещё до коллективизации  стали возникать первые формы  кооперации крестьянских хозяйств.  После революции 1917 года  владельцами, пусть и небольших, участков земли стали многие казьминцы и иногородние.  Земли крупных землевладельцев были конфискованы и поделены между безземельными.  В период НЭПа  в Казьминской волости возникли новые хуторские хозяйства.  Выход на хутора  продолжался вплоть до конца 20-х годов. Так возникли хутора Петровский (Маруха), Капустянский, Степной, Первоказьминский.  (2)

          В Кубано-Черноморском настольном календаре на 1922 год среди  советских хозяйств области  на территории  Казьминской волости  указаны   хозяйства Макеева, Цветнова, Назаренко, Николенко, Горбань и др.. Перечисленные хозяйства специализировались на животноводстве, полеводстве и были достаточно крупными. Так, например, хозяйство Макеева раскинулось на площади 9500 десятин, Цветнова на 2500 дес. (3) С конца 19 века владельцы этих земель занимали значительную нишу  на сельскохозяйственном рынке Кубани.  А если говорить о Макеевых и Мазаевых, то они были крупнейшими овцеводами на юге России. Выведенная  в 19 веке  в экономиях братьев Мазаевых тонкорунная порода овец («мазаевская») стала основой для селекции советских мериносов. Все эти хозяйства  на волне борьбы с кулаками придут в упадок, будут разорены. До сих пор вблизи Казьминского, среди полей можно увидеть засыпанные колодцы – это немой укор из прошлого. Имение Пелагеи Цветновой также было разорено. А спустя десятилетия на этом  месте было создано профтехучилище. Боясь эксцессов при разделе частновладельческих земель, многие бывшие хозяева  уехали из этих мест. По воспоминаниям современников, имения громили и днем и ночью. Некоторые при этом хорошо обогатились. Так, житель села Антон Хажилин перевёз к себе  лошадей из макеевской конюшни. Почти из 40 имений  в округе осталось пять.

         Для обработки земельных наделов нужны были тягловая сила и сельхозинвентарь.  В начале 20-х в Казьминском было создано Кредитное товарищество.  Здесь можно было взять в кредит с/х технику. Казьминские крестьяне объединялись (спрягались) по 3-5 дворов на паевых началах.  В 1927-1928 гг. начали организовывать более крупные  товарищества  по совместной обработке земли – ТОЗы. Они объединяли по 10-30 дворов.  Среди таковых: «им. Г.Е.Пономаренко», «Путь северокавказского хлебороба», «Наш труд», «Общий труд», «Крестьяне», «Дружба», «Просвещенец».

         В 1929 году  в Казьминском стали организовывать первые колхозы. Партийная ячейка села  разослала активистов по подворьям жителей для составления списков крестьян, пожелавших вступить в колхоз. Все сведения были доставлены в сельский Совет. По-разному относились крестьяне к этой инициативе.  Уже отмечалось, что в Казьминском проживало значительное число иногороднего населения.  По подсчетам исследователей,  в 1914 г. они превзошли по численности коренных жителей и составили 124%. (4) С самого начала большинство  иногородних поддержало советскую власть. Положение этой категории  населения в  годы советской власти изменилось. Иногородние получили земельные наделы, однако их материальное положение оставляло желать лучшего.  На выделенных участках земли, иногородние  и некоторые коренные жители основали новый, 5-й по счету квартал. К моменту коллективизации этот район  на левом берегу Б.Казьмы считался самым бедным.

         Здесь, ранней весной 1929г. на бывшем дворе землевладельца Рыбалко собрался  весь 5-й квартал. Причина была веская. Для организации колхоза из станицы Невинномысской  прибыл эскадрон 78-го Краснознаменного кавалерийского полка во главе с политруком  А.И.Олейниковым. Вместе с ним  прибыл казьминец, Леонтий Нашивайленко, который проходил в этом полке военную службу. Их направило сюда командование полка в лице комиссара Д. П. Октябрьского. (5) Состоялся митинг. Убедительно говорил политрук, но все же побаивались неизвестности. Взвесив все «за» и «против», многие крестьяне стали записываться в колхоз. Олейникову предложили  возглавить колхоз, но он отказался. Ограничились тем, что избрали его почетным председателем. Колхоз назвали  именем  78-го Кавполка.

           Направленные в село «25-тысячники» организовали колхозы и в остальных 4-х кварталах села. Так появились «Большевик», «Ударник», им.Евдокимова, им.В.Молотова. Осенью 1931 года колхозы объединили. Вместо пяти стало два: «Путь большевиков» («Большевик», «Ударник») и «Гигант» (им.Евдокимова, им.В.Молотова, им. 78-го Кавполка). Осенью следующего года  колхозы вновь разукрупнили. Появились те же пять хозяйств, только с измененными названиями. Колхоз им.Евдокимова стал называться «Мировой Октябрь», а колхоз им. 78 –го Кавполка  с 1938 года стал называться  именем 20-летия комсомола.

          Воспоминания старожилов села, хранящиеся в фондах историко-краеведческого музея МОУ СОШ №16, свидетельствуют о том, что процесс создания колхозов был противоречив.(6)          Многих крестьян принуждали вступать в колхозы: «Грозили отобрать корову, коня, обложить налогом» - вспоминал  П.К.Матвеев.  «Хотя бедняк шел. Терять ему было нечего. Нечем было надел обрабатывать. Эти шли добровольно и желательно. А середняки противились. У них был успех. Они сами могли землю обрабатывать».(7)  «Середняк боязно шел в колхоз» - рассказывал С.И.Матвеев.  (8) Наиболее зажиточные крестьяне – кулаки,  выступали против коллективизации. Активисты порою подвергались нападениям. В.Я. Бесклубный один из создателей колхоза неоднократно подвергался обстрелу.

     После публикации статьи Сталина  в «Правде» многие казьминцы стали выходить из колхозов. Вот как об этом вспоминают непосредственные участники событий: «часть зажиточных хозяйств стала выходить из колхоза, а за ними  ушла и  часть бедняков». (9) Упомянутый выше В. Я. Бесклубный пишет следующее: «…только закончили посевную, и вдруг в газете появилась статья Сталина «Головокружение о успехов» об ошибках в коллективизации. И малоустойчивые крестьяне начали уходить из колхоза. Уходили и забирали внесенное ими имущество. Сколько в это время было /крестьян/ - (авт.) в колхозе подсчитать было трудно, потому что некоторые по два, три раза выходили и обратно вступали…». (10)

     Зажиточные крестьяне проводили агитацию против вступления в колхозы, и порой она имела успех. Л.А. Нашивайленко (1907 г.р.) вспоминает следующий эпизод: «На всю мою жизнь останется в памяти… августовский субботний день, когда мы /…/ приехали на участок пахать. Я тогда был трактористом. Нам привезли завтрак. Коммунист Козыренко – член колхоза, но работающий в сельсовете стал говорить: «что-то по селу шумно, народ волнуется». Слышим звон колоколов в церкви и потом повальный звук свистков паровиков, молотилок. (в то время была молотьба).  Я позавтракал /…/ и поехал пахать, вижу, из села идет народ в нашу сторону. /../ Подошла группа женщин, /../ с палками, граблями, вилами. Стали кричать, бросать кусками целины земли. Вдруг женщины оставили меня и бросились в сторону полевода Грибенника Матвея Ивановича, и стали его бить. Я же, доехав до табора, встал с трактора и вижу, как все мои родственники, соседи кричат в мой адрес: «где ты паразит будешь пасти коров!» И все стали, как звери, вдруг кто-то ударил меня по голове. Раздались крики: «Бейте его!», а иные кричали: «Не бейте, его заставили пахать!». В ушах шумит, кровь размазалась по лицу. В таборе была бричка с бочкой воды. Я влез на неё, меня ещё раз ударили, я упал на дно брички, головой под сиденье. Не помню, сколько лежал, а когда привели в чувства, увидел, что рядом стоят верховые в буденновках, вооруженные, вызванные с Невинки кавалеристы из 78-го полка. Матвей Иванович в крови сидит на тачанке, а женщины не разбегаются, только кричат и машут палками,  граблями вилами и всем, что есть в руках. Нас с полеводом под охраной повезли в сельский совет, а по улицам кишел  народ. В колхозе «Наш пахарь» тоже бунтовали, но все обошлось тише, без драки». (11)

      Описываемые  события относятся к 1931г., некоторые подробности о них   можно почерпнуть из воспоминаний Матвеева С. И.(1903 г.р.). Он работал полеводом колхоза. «Поехал я в поле, приезжаю к молотилке, она стоит не работает. Возле неё одни машинисты. Они сказали, что женщины ушли в Совет. Сделали забастовку» В тот день женщины устроили погром сельского Совета, разгромили хлебопекарню. Все работы в поле были приостановлены, все собрались у колхозной конторы. «Женщины бегают, кричат, а мужчины стоят в стороне и только наблюдают. Когда я подошел  к бабам, они все бросились на меня, кричат: «ты будешь давать нам хлеб или нет?!»». Несколько женщин бросились бить полевода, но в тот момент  к конторе подъехал председатель сельского совета Багаров, и все бросились на него. Схватили коня за поводья, но конь «брыкался», а председатель убежал огородами. «Но бабы всё бушевали, искали председателя колхоза, который спрятался, и его  так и не нашли». Ситуация утихомирилась после приезда из Ставрополя легковой машины с работниками ГПУ. Появившийся председатель стал разъяснять порядок выдачи зерна на заработанные трудодни. «Народ все понял и начал расходиться по работам». Часть женщин были арестованы. «Вот какая была цена  платы по трудодням» - констатирует Матвеев. При этом приводит следующее умозаключение: «это была работа подкулачников села».  (12)

     Материально-техническая база колхозов была слабой.  Поначалу, за отсутствием техники использовали тягловый скот.  Позже нужды колхозов  удовлетворялись Богословской МТС - первой в районе. В 1932 году была организована Казьминская МТС. Директором МТС был Н. Г. Булычёв. Казьминская МТС обслуживала 10 колхозов Невинномысского района. Один из её участков располагался на подворье кулака Бориса Бабенко. Этим участком заведовал некий Жолус.  (13) В Казьминское были выделены новые американские тракторы «Джондир», «Фордзон Путиловец», «Интернационал». Позже появились «СТЗ», «ХТЗ», «ЧТЗ».

     С образованием  колхозов  возросла численность  партийных организаций и комсомола. Комсомол состоял из семи первичных ячеек (пять в колхозах и по одной  в школе и МТС).

       Зажиточные крестьянские хозяйства в селе были раскулачены. К  кулакам относили тех, кто имел лошадь, мельницу, паровик, сельхозтехнику. Была выделена и еще одна категория – подкулачник. Сюда мог попасть любой, кто открыто проявлял недовольство политикой властей.  «Нагрубил, не то ляпнул - десять лет, десять лет…», - вспоминал Пётр Кириллович Матвеев. (14)

       К сожалению, в настоящее время  сложно восстановить  фамилии тех, кто был раскулачен. Как правило, старожилы помнят  немногих – наиболее зажиточных крестьян. Среди них:  Капустин (владелец магазинов), братья Бабенко (маслозавод), Шинкарев (мельница), Г.Скрипник, С.Салий (молотилка), Омельченко (владелец единственного 2-х этажного дома в селе), Корнилов Ф.С. (использовал в хозяйстве наёмную рабочую силу), Г.Кукош. Очевидцы указывали, что из раскулаченных мало кто затем возвращался в село.

       Очень часто машина репрессий оборачивалась против самих активистов коллективизации.  Показательной в этом отношении является статья  в  краевой  газете  о «вражеской работе»   в Либкнехтовском районе. В ней речь идет,  в том числе, и о Казьминском. Здесь упоминается  некий  Козявкин, который  «бесчинствовал, творил беззакония, издевался над колхозниками». « В 1935 году, - пишет газета – по инициативе Козявкина были раскулачены честно и добросовестно работающие колхозники Дикий и Кривобоков». (15) Но мы - то прекрасно сейчас понимаем, что произошло на самом деле. Чиновник успешно выполнял  в свое время планы по раскулачиванию, даже, может быть, грамоту получил, за сломанные судьбы. А теперь  сам стал жертвой  маховика сталинского террора. 

     Зима 1932-1933 гг. выдалась, пожалуй, самой тяжелой в истории  села. Как и во многих регионах страны  в селе разразился страшный голод, унёсший более тысячи жизней.  Нормы сдачи зерна государству возросли, выполнить их, и без того обнищавшие крестьянские хозяйства,  были не в состоянии. Началось изъятие семенного фонда. Активисты  ходили по домам  в поисках укрытого зерна.  Работа эта была не из приятных. Ведь приходилось изымать зерно   у своих же односельчан.  П.К. Матвеев вспоминает: «Я работал счетоводом в колхозе.  Вызвали  в контору  и говорят: « Ты актив, иди и ищи хлеб!». Однажды отказался, так посадили  на сутки  в местную «каталажку».  Собрали  вновь  активистов. Все безрезультатно закончилось. Комиссар орал благим матом «Саботажники, гады, паразиты. Сгною всех!». Чтобы поиски проходили успешнее, из района приезжали  уполномоченные.  Были случаи, когда  в доме забирали  всё съестное.  Очевидцы вспоминали, что из печи  доставали вареную фасоль и реквизировали её. Фасоль эта шла «в счёт досрочного выполнения пятилетнего плана». Были и курьёзы. Как-то во время одного из обысков, активисты стали допытываться  у ребенка, где же его родители спрятали зерно.  Он же очень серьёзно отвечал: «У собаки под хвостом». Хлеб не нашли. А ребенок был правдив, так как  мал очень. Зерно спрятали… под собачьей конурой.

        Казьминцы  вынуждены были за ведро кукурузы или кусок хлеба  отдавать  кольца, серьги, последнюю одежду. Люди умирали сотнями. Многие дворы пустели. Жилье зарастало травой. Еще в конце 40-х, свидетельствуют старожилы, было много заброшенных домов.  «Люди пухли. Тела становились гладкими, словно налитые водой. Мне, правда, повезло. У меня только ноги опухли. Хлеб делали из лебеды» - вспоминает Варвара Бесклубная.  (16)

         «До сих пор я не могу переносить запах цветущей акации. В 33-м он смешивался с  запахом разлагающихся тел. У многих умирали целые семьи, а потому, порою,  хоронить усопших некому было. Соседи  выживали не у всех. Тогда почти в каждом  дворе хоронили кого-то. На погост везти сил не было. Закапывали в палисадах, огородах» - вспоминала М.Ващенко. Статистику тогда не вели. Но известно, что накануне революции  в Казьминском проживали  около 7 тыс. душ. Ныне  5700.

       После голодного 33-го крестьяне долго поднимались на ноги. Зато нашлись ретивые руководители, которые спустя 10 лет ещё требовали выполнить какие-то недоимки за первую пятилетку. А жизнь шла своим чередом. Люди трудились дни и ночи, созидали на благо страны. И труд этот оказался не напрасным. Ныне колхоз «Казьминский», ведущий свою историю с 1929 года  от пяти коллективных хозяйств, стал крупнейшим не только на Ставрополье, но и в России, и с честью несет звание флагмана сельскохозяйственного производства.   

 

ПРИМЕЧАНИЯ:

1.  Среди них: Балуевское, Игнатовское. Источник: Материалы Историко-краеведческого музея МОУ СОШ №16 с.Казьминского (далее ИКМ МОУ СОШ №16).

2. Дмитренко И.И. Казьминские зори.- Запорожье, 1993. –с.31

3. Кубано-Черноморский настольный календарь на 1922 г. – Краснодар, 1922 .- с.22

4. Бочкарева З.В., Котов С.Н. Кочубеевский район // История городов и сел Ставрополья.

      – Ставрополь, 2002 – с.374.

5. ИКМ МОУ СОШ №16, ФР, д.55а., л.5

6. Большинство воспоминаний, записанных  в 60-80-е годы, принадлежат активным участникам тех событий. Их биографии  свидетельствуют о том, что респонденты происходили из беднейших слоев населения. Как правило, оценку происходившим тогда событиям они дают положительную. Естественно, учитывать приходится и время, в которое проводился опрос. До перестройки было еще далеко. Полевой материал, собранный в конце 80-х – начале 90-х годов, дает  возможность рассмотреть альтернативную точку зрения. Здесь приводятся факты произвола местных властей по отношению к рядовым жителям Казьминского. Особенно интересными являются воспоминания известного ставропольского краеведа Л.Н.Польского - уроженца с.Казьминского, происходившего из семьи священника. Будучи журналистом, он освещал индустриализацию в центральной прессе. Его профессионализм обратил на себя вни


© Котов С.Н., Асланов Х.А., 2019